Понять, простить и помнить. Часть 3. Артист

Понять, простить и помнить. Часть 3. Артист


Понять, простить и помнить. Часть 3. Артист

Автор: Светлана Краснобаева


Часть 3. Артист

Жизнь стремительно набирала обороты. Школа была позади, начались трудовые будни и учеба в институте. А детские воспоминания о той самой фотографии и рассказ бабушки нет-нет да и будоражили мою память. У всех так бывает, ты живешь, вроде все нормально, но вдруг чье-то неосторожное слово или действие (особенно, когда ты живешь с отчимом, даже если он неплохой человек), и волна обиды накатывает, липкая жалость к себе разрывает твое нутро, и ты ревешь белугой. Вот в такие минуты приходило осознание, что где-то на земле есть родной человек, и ты начинаешь думать, что, если бы он был рядом, наверное, было бы легче. Если бы, да кабы...

Потом это состояние проходило вместе со слезами и жизнь продолжалась. Мама по - прежнему молчала, а родные люди, которые что-то могли рассказать, ушли из жизни. Правда незадолго до смерти бабушка рассказала мне, как мама с ним познакомилась, что концертная бригада из филармонии приехала выступать во время уборочной кампании, а мама пела в местной самодеятельности, какой стремительный был роман, и ему не помешала десятилетняя разница в возрасте. И даже был свадебный вечер, когда маме исполнилось 18 (и в это я верю, потому что бабушка по-другому бы и не позволила), и что отец был высоким и красивым, и что они уехали в Челябинск.

Почему произошел разрыв, что заставило его бросить беременную, молоденькую девушку, что там между ними случилось в большом, чужом городе уже никто не узнает, знаю только, что он ушел на работу и не вернулся. Вся остальная семья в то время молчала, как будто дали клятву не разглашать какую-то страшную тайну. Разговоры об отце сошли на нет. И, как мне казалось тогда, ниточка оборвалась. Да и, если честно, работа в школе, друзья, учеба в институте, работа в летних загородных лагерях, младшие братья занимали все мое свободное время. Но всегда, когда я приходила в гости к своей тете, ее муж, не замечая сердитые взгляды своей жены, заводил разговоры об отце, потому что считал, что я по каким-то своим качествам не похожа на свою маму и тетушек. И снова были сны о той фотографии, но рассмотреть я уже ничего не могла, просто размытое пятно...

...Тем временем я уехала из Кургана, у меня появилась собственная семья, родились дочери. Домашние заботы, любимая работа заполнили и голову, и сердце. Первый короткий разговор с мамой об отце произошел, когда умер отчим. Мы сидели на кухне, и я очень осторожно спросила не хочет ли она найти свою первую любовь. "Не ищи его, у него таких детей по стране куча". И потом, помолчав: "Спился, наверное". "А он пил?" - спросила я. И ее ответ: "Нет" И глаза... эти глаза.... Ей так хотелось, чтобы жизнь у него не сложилась. Я увидела маленькую девочку, которую бросили... И как ей было страшно, и как она боялась сказать об этом своим родителям. Я даже не могла подумать, что, прожив столько лет вообщем-то в счастливом браке, обида все еще жила в ее сердце. Не могла я больше ничего у нее расспрашивать, через столько лет не было у нее сил ворошить прошлое.  И дверь закрыласью.

Было это 20 лет назад. Тогда, не сказав маме, я впервые написала на программу "Жди меня", но ответа не получила.  И здесь я снова постучала в закрытую дверь...

Поиски хоть каких-то сведений об отце закончились бы скоро, если бы в нашу жизнь прочно не вошел Интернет. Мама ушла из жизни через год после отчима. И последняя ниточка, связывающая меня с отцом, рассыпалась на глазах. Тогда я подумала, что значит так и должно быть, и мама права, не надо мне его искать. Но каждый вечер, сидя за компьютером, пальцы в поисковике набирали одну и туже фамилию. Каких только Воробьевых Валентинов я не увидела на пространствах Интернета, глупо надеясь, что сердце мне подскажет. Ничего такого не произошло. Жив ли он, по- прежнему работает в филармониях, есть ли у него дети, в каком городе живет, и самый главный для меня вопрос - ПОЧЕМУ?

Совсем потеряв надежду, я набирала фамилию автоматически.  И вдруг на экране появляется сайт Карагандинского театра музыкальной комедии. Скажу честно я не сразу нажала нужную клавишу, но желание проверить оказалось сильнее, чем страх опять найти не того, кто мне нужен. В разделе "История театра" был опубликован список всех актеров, которые в разное время служили в театре. И восьмая строчка - Воробьев Валентин Федорович и год рождения. Все совпало. Там же на сайте были размещены групповые фотографии артистов, среди которых я скачала и пыталась, вглядываясь в лица, найти того, кого так долго искала. Но и здесь сердце молчало. И вдруг появилось ощущение, что я иду туда, куда надо!

Найдя на сайте адрес электронной почты театра, я написала письмо руководителю. Но, наверное, артисты часто получают такие письма, прохиндеев хватает, поэтому письмо осталось без ответа. В Караганде у нас в то время жила тетушка мужа, и по моей просьбе она в театр сходила, ответ был простой и лаконичный: "Такой информации не даем!". И дверь не просто закрылась, она захлопнулась с треском! Что оставалось делать? Я просто начала часто заходит на этот сайт, следить за их новостями. Не знаю почему я это делала. Знаете, как будто проведать их заходила. Смотрела на фамилию и всё. И так почти 6 лет. Меня никак это не напрягало, не расстраивало, не накрывало. Я просто делала и все.

Продолжение следует…

Понять, простить и помнить. Часть 1. Безотцовщина
Понять, простить и помнить. Часть 2. История фотографии

Поделиться: